Шидивр, понимаете ли.

Пожалуй, единственное мое стихотворение, которым я действительно горжусь.
Но которое, в силу всё больше и больше разрастающегося творческого кризиса, мне так и не удалось закончить.

Я
Харьков полюбила лет в тринадцать.
Был летний вечер и немного грустно.
Друзья по турциям, по крымам да по дачам,
А я одна, петляю переулком.

В кармане гривен 5. Уныло, правда?
Свернула на Сумскую и застыла:
Мужик в потрепанной и клетчатой рубашке
Играет на гитаре «Крокодила».

С минуту постояв, послушав песни,
Обогатила шляпу на 5 гривен
(И сразу, вот что дивно, стало легче:
Теперь не мало, теперь просто — нету).

Ответив на кивок кивком взаимным
И добродушно дядьке улыбнувшись,
Я дальше побрела, и вновь застыла,
И вновь внимала: говору — не песням.
Сумская позади. Меня встречают
Бакулина витрины магазинов.
Кафе, киоски, пабы, рестораны,
Бомжи, приезжие, и реже — коренные.

В глазах рябит от яркости костюмов,
Гудит в ушах от говора и песен,
Вскружили голову парфюмов ароматы,
Разнообразность красок в душу въелась.

Блестят на солнце новые постройки,
Сереет спуск в метро, левее — трасса.
Улыбками сверкают те, кто мимо,
И те, кто мне еще не повстречался.

Проходит минут сорок — я на балке.
Дома желтеют ветхостью, но дышат.
Здесь всё иначе: тише многократно,
Одежда проще, крыши — много ниже.

Благоухая ароматом книжным,
Прилавки шепчутся о смысле и о вере,
О ценах на билет в Большой театр,
О нашумевшей с февраля премьере,

О не родившемся ребенке, чьей-то свадьбе,
О купленном вчера автомобиле.
«Она его ждала да не дождалась,
Мать с горя еще месяц слезы лила».

«А он шо, не простил её? Не верю.»
В ответ молчание — плечами пожимают.
«Да дело молодое, но характер...»
Перебирают мелочь и вздыхают.

«Почем Бальзак? А Белый? А дешевле?»
«Оставьте лирику! Берите лучше прозу!»
«Да полно, бабка, в моде — Маяковский!
Там разом всё. Не разберешь, ей богу».

Звенят монеты, шелестят купюры.
Шуршат страницы сталинских романов.
Пинаю камень порванным ботинком,
Иду вперед, задумчиво киваю.

«Он внес огромный вклад в литературу!»
«Наташа Пушкина нисколько не любила!»
«Как можно было воспитать такую дуру?»
«Мужчина, вы бумажник обронили!»

И-и-и… всё! Писала, писала, писала. Целых два дня. Но так и не удалось добраться до парка и вокзала. И подытожить.
И вообще. Я — бездарь.
Но я люблю эту незавершенную и недошлифованную хрень.

Обсудить у себя 8
Комментарии (6)

Всем бы такими «бездарями» быть. 
Хорошее стихотворение, атмосферное. 

Ну, еще Владимир Владимирович говорил, что поэзия — это не вдохновение и прочая романтика, а очень тяжелый труд. Он писал вне свободного времени, настрония и обстоятельств, и делал это  великолепно.
И я, опираясь на собственный пример, могу сказать, что он абсолютно прав, и что написать хорошее стихотворение можно без посещения муз. Важно просто долго и усердно работать.
Ну я вот… эм… не доработала. ._.

Не знаю, я сам один раз только пробовал, а так даже и не пытался, т.к как-то действительно «вдохновения» что-ли не было, не о чем писать было. А может я просто не пытался, чёрт знает. У меня с придумывением музыки то не очень идёт)
Да не за что, действительно хорошее стихотворение. 

Ну, пишут обычно о том, что важно. Для людей или конкретно автора.
Но, пожалуй, на эту тему есть у меня одно стихотворение. Не мое, а Маяковского (извини уж, люблю его приплетать в разговорах о поэзии).

Он вошел,

склонясь учтиво.

Руку жму.

— Товарищ —

  сядьте!

Что вам дать?

Автограф?

Чтиво?

— Нет.

10 Мерси вас.

 Я —

   писатель.

— Вы?

Писатель?

Извините.

Думал —

вы пижон.

А вы...

Что ж,

20  прочтите,

зазвените

грозным

   маршем

 боевым.

Вихрь идей

  у вас,

должно быть.

112

Новостей

у вас

30  вагон.

Что ж,

 пожалте в уха в оба.

Рад товарищу. —

А он:

— Я писатель.

 Не прозаик.

Нет.

 Я с музами в связи. —

Слог

40   изыскан, как борзая.

Сконапель

ля поэзи́.

На затылок

  нежным жестом

он

кудрей

 закинул шелк,

стал

 барашком златошерстым

50 и заблеял,

 и пошел.

Что луна, мол,

 над долиной,

мчит

 ручей, мол,

по ущелью.

Тинтидликал

мандолиной,

дундудел виолончелью.

60 Нимб

обвил

 волосьев копны.

Лоб

 горел от благородства.

Я терпел,

терпел

и лопнул

113

и ударил

   лапой

70   о́б стол.

— Попрошу вас

    покороче.

Бросьте вы

  поэта корчить!

Посмотрю

с лица ли,

 сзади ль,

вы тюльпан,

   а не писатель.

80 Вы,

над облаками рея,

птица

 в человечий рост.

Вы, мусье,

из канареек,

чижик вы, мусье,

и дрозд.

В испытанье

битв

90 и бед

с вами,

што ли,

 мы

полезем?

В наше время

тот —

 поэт,

тот —

 писатель,

100 кто полезен.

Уберите этот торт!

Стих даешь —

 хлебов подвозу.

В наши дни

  писатель тот,

кто напишет

    марш

 и лозунг!

Но, как сказал кто-то, каждому по способностям. Может, вы талантливый музыкант. Или архитектор. Или художник. Или биолог.

 

Но спасибо, правда.: З

Ничего, допишешь. По своему опыту знаю — иногда находишь черновик года полтора спустя… и понеслась.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

Родя.
Родя.
Была на сайте 14 апреля в 02:54
Читателей: 62 Опыт: 0 Карма: 1
Я в клубах
Помощь блогерам сайта MyPage. Пользователь клуба
I am Sherlocked Пользователь клуба
АРТик Пользователь клуба
все 22 Мои друзья